«Чтобы сердце горело и не знало покоя»

 

Этот год для нашего вуза юбилейный – педуниверситету исполняется 85 лет. В рамках этого большого события корреспонденты студенческого пресс-центра АлтГПУ и участники патриотического центра «Верность» решили пообщаться с людьми, которые являются вершителями истории нашего университета и олицетворяют его отдельные эпохи. Эта идея нашла отражение в проекте «Живая встреча».

 

Героем первой встречи стал доцент кафедры социальной педагогики и педагогических технологий Анатолий Петрович Русинов.

− Анатолий Петрович, что повлияло ваш выбор − стать педагогом?

Наверное, причины уходят корнями в шестидесятые годы. В 1962 году я приехал с Урала на Алтай. Был учеником 9 класса, когда бросили клич: «Нужны вожатые!». Так я впервые стал вожатым у пятиклашек. Это был 5 отряд. А когда прошел ещё один год, и я попрощался с вожатской деятельностью, но с тех пор вынашивал мысль: «Хочу быть педагогом». И всё сложилось. Надеюсь, что сложилось хорошо.

− Именно это определило направление вашей работы?

Да. Я учился в Горно-Алтайском педагогическом институте, в котором моя вожатская работа продолжилась. Был руководителем подросткового отряда по месту жительства. Они создавались с целью организации повседневного досуга и взаимопомощи. Тогда это считалось модным и почётным быть комиссаром такого отряда. А на старших курсах мне представилась возможность получить путёвку в международный детский центр «Артек». Там я прошёл обучение и стал отрядным вожатым. Из двадцати двух в дружине я оказался единственным с неоконченным высшим образованием, а мне доверили старший отряд. По итогам смотра-конкурса он был одним из лучших. Это осталось в памяти. И по сегодняшний день ребята дружат переписываются, перезваниваются, приезжают сюда, на Алтай, разыскивают своего вожатого. Так теплится тот артековский огонёк.

Но самое прекрасное время наступило, когда я начал работать в нашем вузе на кафедре педагогики, и помимо основной учебной нагрузки мне дали работу по подготовке студентов-вожатых для работы в детских оздоровительных лагерях. Так вот с 1974 года по, можно сказать, сегодняшний день я дружу организациями по подготовке вожатых.

− Ваше самое яркое воспоминание о работе с детьми и студентами?

Таких моментов было много. Конечно, я не забуду и горно-алтайский период, когда я был руководителем подросткового отряда по месту жительства, и работу в «Артеке». Наверное, это самый лучший период моей жизни. Школа вожатского мастерства, два года работы в разных направлениях: это и знаменосцы, и юнкоры, и туристы. В «Артеке» была одна особенность: каждая смена профильная. Помню свою первую встречу с отрядом. Это был юнкоровский отряд. Даже слово «юнкор» я не слышал ранее, а тут пришлось работать с ними. Ребята издавали газету, вели работу со старшим поколением, много общались со сверстниками. У них были свои традиции, свои хорошие результаты. Многие из них тоже стали учителями.

Работа в разных отрядах стимулировала к расширению кругозора. Ребята приезжали и уезжали, смены менялись, а их профили давали нам направление для развития. И вот это, наверное, самое главное в работе педагога: иметь стимул познавать что-то новое не только для себя, но и для находящихся рядом детей.

А потом в моей жизни появился Барнаул. Здесь была работа по подготовке бойцов педагогических отрядов. Можете себе представить, что ежегодно более 600 студентов вуза выезжали на работу с детьми! На всех факультетах, на всех курсах были такие бойцы. И мы, конечно, дорожили этим направлением. К нам тянулись, к нам приходили, с нами общались и сотрудничали. Мы делились опытом со студентами и преподавателями Горно-Алтайска, Бийска, были в Рязани на слёте педагогических отрядов. Это тоже памятное и интересное время.

− Что, на ваш взгляд, самое трудное в работе педагога?

Слово «трудное» педагогу произносить непозволительно. У нас трудности есть, но мы никогда о них не говорим. Мы их преодолеваем, готовимся к ним, чтобы они не стали для нас препятствием.

Во-первых, это знания самого подростка. Если мы знаем, чем он интересуется или должен интересоваться, то нам уже легче с ним общаться.

Во-вторых, это наши собственные знания, умения, навыки. Мало рассказать, нужно показать, дать образец. Можете себе представить: в барабан бить, знамя нести, строем идти сначала пропускаешь всё через себя. Ведь потом легче говорить с ребятами, просить их что-то сделать. Я это умею, я это знаю, я это помню, я это люблю, я это уважаю.

И ещё одна деталь. И в наши лагеря, и в «Артек» дети приезжают из разных территорий. Опыт этих мест тоже необходим. Даже сейчас, когда студенты из новосибирского вуза к нам по обмену опытом приезжают, мы помним об этом. Обмениваемся. Замыкаться в своём кругу не положено, неправильно. Если я с Урала, из Алтайского края, я обязательно ребятам рассказываю об этом. И от них этого жду.

Заинтересованность должна быть в собеседнике. Что они знают, что могут? Авторитет ребят не надо подавлять своим. Пусть будто я тоже чего-то не знаю. И ребята делятся, рассказывают. А потом слышишь: «А можно я встану в первую тройку?», «А можно я пойду на правом фланге?». И, конечно же, приветствуешь такой порыв, такое желание.

Хочется, чтобы ребята были чуточку впереди. Но все же рядом.

Нужно знать, из какой семьи дети, кто их родители, старшие братья, сёстры. Мы и огонёк проводили, и Дни рождения, и письмо открытое писали родителям. А потом они дома рассказывали, кто у них был вожатый, кто воспитатель, а кто впереди идущий. И это стимул для вожатого к тому, чтобы стать чуточку лучше.

«Дайте трудное дело, дайте дело такое, чтобы сердце горело и не знало покоя!» негласный девиз должен быть рядышком с нами всегда. Слова «Я знаю, я умею, я могу!» для нас, вожатых, путеводные, но мы не афишируем этого. Вместе с ребятами познаём, как это делать, за кем идти, куда идти. Например, поход. Высокая скала или обрыв. И я прыгаю туда. Но я-то ладно, а как дети справятся с этим? Нужно помнить, что мы как вожатые за здоровье и жизнь каждого ребёнка несём ответственность. Это для нас самое главное.

− Анатолий Петрович, в чем разница между просто хорошим педагогом и поистине великим?

Хороший педагог и великий педагог эти слова где-то близки по смыслу. Строгих границ не нарисуешь. Первым начальником у меня в дружине была Лия Константиновна Кленевская. Она тоже прошла школу «Артека» и потом стала начальником дружины. Вот Лия Константиновна давала свободу везде и во всём. А потом сменилась обстановка, и появился другой человек. Он брал всё в свои руки и наш вожатский авторитет не поднимал. Если надо танцевать, то первым входил в круг, если петь, то первым запевал. Конечно, рядовые вожатые вставали в сторонку, давали ему возможность показать себя. Но ведь так не делается, нужно дать возможность другим показать, на что они способны. Если я работаю на отряде с напарником, то обязательно забочусь о его авторитете. Если я больше знаю, то непременно с ним поделюсь. Это окупится во многом.

Необходимо не забывать о детях. Я в лепёшку расшибусь, но ни один мой подопечный не будет чувствовать себя забытым. И даже если он чем-то отличается, мамы, например, нет у него или папы. Он пойдёт в поход и в «Зарницу» будет играть. Я сделаю всё от меня зависящее. Очень важно заботиться о своих подопечных.

− В 2018 году Алтайскому государственному педагогическому университету исполняется 85 лет. Что накануне юбилея вы пожелаете нашему вузу?

Сколько юбилеев я видел за время работы в университете! Когда-то, сейчас, к сожалению, уже не вспомню год, я готовил приветствие от имени детей Барнаула. Они выходили на сцену и поздравляли нас, педагогов, с Днём рождения вуза. Ещё один юбилей мы с бойцами педагогического отрядов встретили на сцене поздравляли собравшийся в зале коллектив.

Мы из одной большой педагогической семьи. Многие преподаватели, которые работают в нашем вузе, тоже прошли школу бойца педагогических отрядов. Хочется, чтобы мы оставались примером. Чтобы нынешние студенты видели, чем богата наша история, история преподавателей, история различных молодёжных движений.

Беседовала Анастасия Руднева

«Любить историю – это естественно»

 

Нашим собеседником в проекте «Живая встреча» на этот раз стал ветеран педагогического труда, старейший преподаватель нашего вуза Рудольф Георгиевич Насонов.

 

- Рудольф Георгиевич, почему вы решили стать педагогом?

-  Я принял это решение в 1944 году. В том году я находился на станции Фруктовой Рязанской области. Учился. И у нас была учительница, которая интересно рассказывала историю нашей страны. Меня это очень заинтересовало и заинтриговало. Наверно, поэтому я решил, что когда окончу школу, то пойду в педагогический институт. И после завершения обучения в двадцать пятой мужской школе – тогда было раздельное обучение – передо мной уже не стоял выбор: я пошёл в наш педагогический институт. Подал документы. Мне тогда трижды предложили поменять факультет. В первый раз я прослушал просьбу, во второй тоже, а в третий спросил: «А почему?» И тут секретарь мне отвечает: «А потому что на историческое отделение большой конкурс, вы можете его не выдержать, а мне придется документы перекладывать на другой факультет». Но я выдержал. Из двадцати баллов набрал девятнадцать. И прошёл. Вот с тех пор и до сегодняшнего дня я люблю историю, увлекаюсь историей, читаю историю и, конечно же, преподавал историю.

- Говорят, что каждый преподаватель считает свой предмет лучшим. За что Вы полюбили историю?

- Я люблю историю, потому что это наше прошлое. Мы же все из прошлого. Не зная истории, трудно разобраться в сегодняшнем дне и трудно предвидеть будущее. Я думаю, настолько естественно любить свою историю, что тут и объяснять что-то трудно. Я хочу знать всё о нашей стране: какие этапы она прошла, какие были успехи, промахи, ошибки. Почему мы стали такими, какие мы есть? И посмотреть, что может быть дальше.

А может я полюбил историю ещё потому, что очень люблю читать исторические документы. Смотрю я фильмы, читаю книги и, если есть ссылки на наших вождей, руководителей, тут же обращаюсь к личной библиотеке. Беру соответствующие тома, читаю, выписываю, конспектирую, затем делюсь с кем-нибудь. Только что закончился фильм «Троцкий». Я знаю, что есть у меня девять томов о Троцком. Стал читать, разбираться, восполнять то, что не знал, и опровергать то, что услышал и увидел. В кинофильмах много не соответствующего действительности. Но фильм ведь не документальный, а художественный. И режиссёр имеет право на домысел, на вымысел.

- Что Вам больше всего нравится в Вашей работе?

- Первое, что мне нравится в работе – излагать историю интересно, доступно, вызывая интерес у студентов, вызывая любовь к истории. Второе – это работа с документами. А третье – это любовь к студентам. Люблю общаться со студентами, разговаривать, встречаться с ними в разных ситуациях, ведь студент везде разный. На занятии он один, на перемене – другой, в общежитии – третий, на сцене – четвёртый, на улице – пятый. И чем больше ты узнаешь граней, из которых состоит студент, тем легче с ним работать. А работаю я со студентами уже пятьдесят шестой год.

На нашей кафедре было такое правило: каждый преподаватель должен был отработать на факультете три года, а потом перейти на другой. Это для того, чтобы знать специфику работы на каждом факультете, познакомиться с коллективом студентов и таким образом узнать весь вуз. Я начал с факультета иностранных языков. Потом был филологический, физико-математический, затем аспирантура. Когда из аспирантуры я вернулся, заведующий кафедрой сказал, что подошла моя очередь работать у физкультурников. Я пошёл к ним и задержался на 41 год. И если бы мне сейчас предложили выбрать факультет, я бы вновь пошёл туда.

- В наше время не все выпускники педагогических вузов работают в школе. Как, на ваш взгляд, мотивировать выпускника педуниверситета работать по профессии?

- К этому у меня отношение скверное. Я часто встречаюсь с нашими выпускниками, особенно факультета физической культуры. Сорок один год – это все-таки срок большой. Первый вопрос, который я задаю: «Где работаете?» Если выпускник говорит, что он работает в школе, мне приятно это слышать. Не зря мы его учили, не зря старались, вкладывали в него знания, силы, энергию. А когда слышу, что они работают где-то в магазине, в охране, мне неприятно. Мне неприятно, когда студент изменяет своей профессии и уходит на сторону. Я называю это ренегатством – предательством.

Что нужно сделать, чтобы выпускники шли в школу? Это во многом зависит не от вуза. Надо поднять престиж учителя. Это раз. Надо повысить заработную плату, потому что некоторые уходят из школы именно по этой причине. Это два. Но этим должно заниматься государство.

Все же многие студенты, несмотря на трудности, на недостатки, все-таки работают по специальности. Это зависит, наверное, от самого выпускника.

- В 2018 году Алтайскому государственному университету исполняется 85 лет. Что Вы пожелаете родному вузу в преддверии юбилея?

- Я предложил к юбилею вуза следующие мероприятия. Первое касается пополнения сайта «Поклонимся великим тем годам», посвященного участникам Великой Отечественной войны. Там уже есть 144 биографии наших преподавателей, сотрудников, студентов, которые были на фронте. Это было сделано по моей инициативе. Я сам лично обнаружил дополнительно 10 ветеранов, которые раньше не были учтены.

Я планирую издать третью часть учебно-методического пособия «Алтайский государственный педагогический университет в документах и материалах». Она должна охватить период с 1972 года до сегодняшнего дня. Ещё по моей инициативе составляется хронология исторического факультета.  И сейчас я завершаю работу над историей нашей кафедры. Она была образована в 1933 году, сменила пять названий и теперь называется «Кафедра историко-культурного наследия и туризма». В настоящее время работаю над документами 1974 года, планирую к юбилею закончить и эту работу.

Я хочу, чтобы наш педагогический университет оставался лучшим, ведущим и первым. Пусть вуз гордится своими выпускниками. Пусть школьные коллективы, куда приходят наши выпускники, будут довольны уровнем их профессиональной подготовки. И пусть выпускающиеся студенты любят свою работу и детей.

Беседовала Анастасия Руднева

Рождённый бегать и учить: «любовь к спорту сделала из меня педагога»

 

Владимир Михайлович Кондратенко не просто вошёл в историю алтайской лёгкой атлетики, он создавал её своими рекордами и повседневным упорным трудом. Спринт, прыжки в длину, тройные прыжки – всё удавалось спортсмену. Его имя знали далеко за пределами региона. А потом Владимир Михайлович почти полвека передавал свои знания и опыт будущим преподавателями физической культуры и тренерам, которые учились в нашем вузе. Сегодня В.М. Кондратенко – наш собеседник в проекте «Живая встреча».

 

– Владимир Михайлович, почему Вы решили стать педагогом?

– Никогда не думал и не гадал. Спорт меня сюда привёл. Мне хотелось научить других тому, что я сам знаю. Знаете, кто я по профессии? Инженер. Я закончил факультет механизации сельхозинститута. Но когда меня Владимир Иванович Усенко позвал работать на открывающийся факультет физический культуры пединститута, я с удовольствием откликнулся. Но пришёл сюда в 1967 году, хотя факультет открыли в 1965-м. «Отрабатывал диплом» в Краевом объединении сельхозтехники – был инженером. А на нашем факультете я проработал 48 лет. Вот такая у меня судьба спортивная. Так что в педагогическую профессию меня привёл спорт.

–  Почему именно лёгкая атлетика?

– Даже трудно сказать. Наверно, из меня никого другого бы и получилось. Я любил волейбол, но я маленький. А в лёгкой атлетике говорят: «Мал да удал». Там и большие, и маленькие – всякие.

Во время учёбы в школе я активно занялся спортом, к моменту выпуска был известным в крае легкоатлетом. Рекордсмен края среди школьников. Куда я мог пойти? Только в лёгкую атлетику. В основном прыжки в длину, бег на 100, 200 метров. А потом в институте познакомился с тройным прыжком, в котором стал мастером спорта. Он мне очень нравился, хотя это опасный и сложный вид. В нём важно трудолюбие и терпение. Но все же мне он очень приглянулся – очень красивый.

– То есть Вам по духу ближе всего был тройной прыжок?

– Думаю, да. Познакомился я с ним совершенно случайно, наверное, так же случайно, как и попал в педагогическую профессию. Хотя, может быть, это было предопределено. Когда я в первый раз столкнулся с тройным прыжком, я так и не понял, как правильно его делать. Попробовал – не получилось, и вскоре забыл благополучно. Потом поступил в институт. Тренировал меня Вячеслав Валерьянович Козлов. Однажды я спросил у него: «Валерий Валерьянович, а как тройным прыгать?». Он мне показал, я попробовал. Получилось. Тут же заявил меня на соревнования. Даже дал мне свои шиповки. Хорошие. Я как залеплю первый – шиповки вдрызг! Вячеслав Валерьянович говорит: «А как я завтра копьё метать буду?». Вот так всё и началось. Первый мой прыжок был с результатом 12.88, а последний –15.87.

В спорте я не везунчик. То там сантиметра не хватит, то там. Прыгнул 15.74, а норматив в мастера спорта 15.75. Чуть-чуть наступил на планку. Я был один, подсказать некому. А прыгают на соревнованиях все, о ком я только в газетах читал. Неужели я с ними прыгаю? Я как ребёнок в детском садике – пришёл и смотрю большими глазёнками на других. Только уже работая в педагогическом в 1968 году на министерских соревнованиях, выполнил норматив. Через 10 лет.

– Владимир Михайлович, на что вы делали упор в своей тренерской, педагогической работе?

– Скорее всего, на контакт со студентами. Так проще. Я пришёл мастером спорта. Уважали меня студенты. Я учил тому, что хорошо знаю. Конечно, не со всеми получалось общий язык найти. Я не находил контакта с людьми, которые пришли на факультет физической культуры, а заниматься спортом не хотели. Филонили на занятиях. Я такого терпеть не мог. Сразу выпроваживал. Может, это непедагогично, а может, наоборот, имело влияние на них. Потом возвращались, извинялись и дальше занимались по-человечески. Конечно, кто-то уходил в академический отпуск, а кто-то отчислялся насовсем. Не думаю, что это из-за меня, не из-за лёгкой же атлетики! Я всегда поступал всегда так, как велит и моё звание педагога, и моё звание мастера спорта. Если я хотел заниматься лёгкой атлетикой, значит, занимался. Если ты хочешь получить звание учителя, трудись! Ты обязан знать всё, что тебе преподают.

− Что является самым сложным в работе тренера?

− Терпение. Хотите пример? Однажды, работая уже в нашем педагогическом вузе, я решил позаниматься с ребятишками, школьниками. Никогда же не тренировал детей. Всё взрослых студентов. Набрал группу желающих в средней школе № 105, тогда она на ВРЗ находилась. Там был замечательный зал, большой, как у нас. Мне там очень нравилось. Лет 8 или 10 я тренировал ребятишек. Костя Шулятиков, мастер спорта в десятиборье, оттуда. У меня занимался с 6 класса. Галя Пушкарёва − мастер спорта в беге на 800 метров.

Это я к чему. Терпение − это очень важно. Помню, тренировал я их уже года два, они из себя  особо ничего не представляли. Думал уже, что не за своё дело взялся. Да бросать жалко, привык. Подумал − будь что будет. Продолжили тренировки. А потом в 8 классе уже третий разряд выполнили. В девятом − второй, в десятом − первый. Зашагали быстро. А ведь если бы не проявил я тогда терпения, так бы ничего в детях и не разглядел. Всему своё время.

Ещё для тренера важно умение «выбрать» ребёнка, оценить его способности. Я брал в основном тех, кто просто хотел. О лёгкой атлетике мало знали, только что это бег и прыжки. Нужно уметь довести их до ума и не торопиться.

– Владимир Михайлович, какой совет дадите начинающим спортсменам?

− Вот такой же совет: терпите. Придёт и ваше время. Очень редкие люди – абсолютные таланты. Это жемчуг. И не только в лёгкой атлетике. А в основном спортсмены − это обычные люди, которые проявили терпение и ценой огромного труда вскочили на вершину. Жалко, что очень часто талантливые ребятишки ленятся. Им всё даётся просто: всё, что покажешь, тут же схватывают налету. С такими надо очень и очень осторожно. Нужно так втянуть их в спорт незаметно, чтобы они упорно работали, не зазнались после первых успехов. И при этом важно их не загубить.

– В этом году Алтайскому государственному университету исполняется 85 лет. Что пожелаете вузу в преддверии Дня рождения?

− Каждому факультету желаю принимать хороших студентов, которым нравилась бы их профессия уже со студенческих лет. В моё время на Алтае не было факультета физической культуры. Когда я видел, что ко мне приходят студенты, у которых глаза горят, есть желание заниматься своим делом, мне было очень приятно заниматься с ними. Я их воодушевлял, а они меня своим стремлением. Такие нам нужны.

Беседовала Анастасия Руднева

«Профессия сама меня выбрала»

 

Человек сильной воли, глубоких знаний, твёрдых политических убеждений, огромной эрудиции − так отзываются коллеги и студенты о Петре Максимовиче Субботине − ветеране Великой Отечественной войны, кандидате философских наук, почётном профессоре АлтГПУ, нашем сегодняшнем собеседнике.

 

Война, фронт, обучение в Челябинском танкотехническом училище, служба в танковых войсках, поступление в Барнаульский педагогический институт… Всё было в жизни Петра Максимовича. Он посвятил свою жизнь преподаванию, работе в комсомольских и партийных органах.  Несмотря на свой солидный возраст, ветеран и сегодня продолжает заниматься научной работой, встречается со школьниками и студентами, проводит уроки мужества.

П.М. Субботин награжден орденом  Отечественной войны II степени, медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За трудовое отличие», «За освоение целинных земель», «За доблестный труд», юбилейными медалями в честь годовщин Победы в Великой Отечественной войне и образования Вооружённых сил СССР, нагрудными знаками «Отличник народного просвещения», «Отличник просвещения СССР», «За отличные успехи в работе». В 2004 году Петру Максимовичу присвоено звание «Почетный профессор БГПУ».

- Пётр Максимович, почему вы выбрали именно педагогическую профессию?

- В юношеские годы я хотел стать политиком. Меня тогда это очень привлекало. Я зачитывался газетой «Правда». Но тут началась война. Среднюю школу окончить не успел. В десятом классе проучился примерно месяц. Воевал в составе легендарной 56-й Гвардейской дивизии, сформированной на Алтае, в знаменитом 254-м гвардейском полку имени Александра Матросова.

Вернулся с войны. Надо получать высшее образование. Куда? Аттестата нет. Что делать?

Мне повезло. Приказом Министра просвещения Потёмкина всех лиц 1925 и 1926 года рождения, призванных на войну с десятого класса, считать окончившими школу и выдать им аттестат зрелости. И я его получил – аттестат с отличием.

И вот я пошёл подавать документы в педагогический институт на исторический факультет. Меня приняли без вступительных экзаменов. После окончания института работал в Егорьевском районе учителем истории, конституции, учителем физкультуры в Лебяжинской семилетней школе, а позже стал директором этой школы. Но проработал там недолго.

Большую часть послевоенной жизни я работал в комсомольских и партийных органах, но потом решил вернуться на педагогическую стезю. Преподавал сначала в политехническом институте, а затем в педагогическом. Жизнь сама всё расставила по местам. Так я и стал педагогом. Наверное, не я выбрал эту профессию, а она меня.

- Чем, по вашему мнению, отличается современная система образования от времени вашей практики?

- Система образования со времён моей практики сильно изменилась. И отличается она многим. В другой стране же теперь живем. Они обе достаточно хорошие. И там, и там есть и свои минусы, и плюсы. Но наша система, на мой взгляд, была лучше европейской.

- Какие качества вы считаете определяющими для педагога?

- Во-первых, педагог должен уметь не только обучать, просто давать какие-то знания, а ещё и воспитывать. Воспитание и обучение должны быть неразрывны.

Во-вторых, учитель должен быть всесторонне информирован. Особенно сейчас. В советском союзе информация была, но она была единой, односторонней. А сейчас в разных источниках много разного говорится, и надо уметь разбираться в этом информационном потоке. Отличать правду от лжи.

Но самое главное, педагог, да и тот, кто собирается им стать, должен обладать общечеловеческими нравственными качествами: честность, порядочность, справедливость. И воспитывать их в своих учениках. Это важно. Очень.

- Насколько важна роль исторических знаний в наше время?

- Нельзя отгораживаться от истории. Для меня как для человека, много лет преподававшего историю, как для человека, заставшего важные исторические моменты, это не допустимо. Люди должны знать свою историю, особенно сейчас, когда появляются разного рода фальсификации исторических событий. Ведь многие верят в эти искажения. Этого нельзя допускать.

- В этом году АлтГПУ исполняется 85 лет. Чтобы вы пожелаете нашему вузу?

- Хотелось бы, чтобы университет продолжал занимать ведущие позиции среди высших учебных заведений края, страны и даже мира.

Во-вторых, хочется, чтобы активно развивалась педагогическая наука, которая критически со всех сторон рассматривала бы все современные явления в обучении и воспитании будущих поколений. Благодаря чему появятся такие же великие педагогики, как Макаренко, Ушинский.

И наконец, пусть наш университет продолжает готовить хороших и востребованных в нашей стране специалистов.

Беседовала Анастасия Руднева

«К звёздам и планетам я пришёл случайно»

 

Владимир Михайлович Лопаткин, профессор, доктор педагогических наук, в мае отметил 70-летний юбилей. Его жизнь неразрывно связана с нашим вузом с момента поступления на физико-математический факультет в 1966 году. Владимир Михайлович поделился богатым жизненным и преподавательским опытом со студентами АлтГПУ. Встреча прошла в читальном зале научно-педагогической библиотеки в корпусе ИФМО – родном для преподавателя. Он рассказал о своём обучении в Ленинграде, службе в армии, деятельности на посту декана физического факультета и ректора вуза.

 

Студенческие годы Владимир Михайлович вспоминает с теплотой и улыбкой.

«В одно студенческое лето я работал инструктором по туризму на Телецком озере. Однажды мы с другом пошли в горы за малиной и встретили медведя. Мы закричали и побежали в одну сторону, медведь заревел и побежал в другую. Видимо, медведя мы не заинтересовали, иначе сейчас я бы с вами не разговаривал».

После окончания физико-математического факультета БГПИ с отличием Владимир Михайлович служил в армии.

«Первое впечатление – ракеты! Высотой с девятиэтажный дом. У них была большая точность. И готовить их нужно было около трёх часов, из них 40 минут – повышенная боевая готовность. Мы ездили запускать ракету на Байконур. Оттуда она была запущена на Камчатку. Макет боеголовки упал в пяти метрах от забитого колышка».

После службы Владимир Михайлович продолжил обучение Физико-техническом институте имени А.Ф. Иоффе в Ленинграде. Кстати, бывший министр образования Андрей Фурсенко был в те годы младшим научным сотрудником института.

Окончив аспирантуру в 1975 году, В.М. Лопаткин вернулся в родной вуз. Им была создана лаборатория физики высоких давлений. Результаты исследований позволили Владимиру Михайловичу в 1978 году защитить кандидатскую диссертацию в Ленинградском государственном педагогическом институте – ныне РГПУ им. А.И. Герцена.

«К звёздам и планетам я пришёл случайно. Оказалось, что в связи с увольнением преподавателя нагрузка по астрономии повисла в воздухе. Вот так я в неё и погрузился.

Я прошёл курсы повышения квалификации в Ленинградском государственном педагогическом институте, побывал в ведущих обсерваториях страны и мира. Видел Большой Телескоп Азимутальный, РАТАН-600 – радиоастрономический телескоп Академии наук, в Аризоне побывал в обсерватории, где был открыт Плутон. Посещение таких интересных мест помогло утвердиться в профессии и развеять все сомнения».

С 1980 по 1987 год В.М. Лопаткин был деканом физического факультета. В то время отрядное движение охватывало практически всех студентов. Только на физическом факультете было пять строительных отрядов! Владимир Михайлович вспоминает, как студенты занимались отделкой пятого и шестого общежитий.

«Осень, сырость, холод… После третьего летнего трудового семестра осенью бойцы совмещали учёбу с трудовой работой. Ребята, невзирая на холод, занимались ремонтом. Я был благодарен студентам за понимание!».

Летом Владимир Михайлович объезжал все студенческие отряды на их рабочих местах. Он с теплотой вспоминает вечерние посиделки с бойцами у костра. Наверное, именно такие встречи повлияли на отношения декана и студентов – тёплые, доверительные, дружеские.

«Времена тогда были сложными, но интересными. Я знал всех студентов, их приятности и неприятности. Если требовалась какая-то помощь, то они с радостью её оказывали. Я очень благодарен студентам за понимание. Когда я занял пост ректора, учебные занятия стали отдушиной, когда уходишь от чиновничьих работ, а говоришь о звёздах и планетах».

Владимир Михайлович возглавлял наш университет в непростое для страны время. В 90-е годы вузы почти не финансировались, к тому же произошел дефолт. Но В.М. Лопаткин приложил все силы, чтобы завершить строительство семейного общежития на проспекте Красноармейском. Преподаватели и сотрудники получили жильё. В 2011 году был достроен учебный корпус № 4, который сейчас занимает филологический факультет АлтГПУ.

В.М. Лопаткину удалось сохранить санаторий-профилакторий «Мечта», в котором ежегодно оздоравливаются более 1000 студентов. Несколько лет он не финансировался ни Министерством образования и науки, ни профсоюзом – бремя финансовой ответственности полностью лежало на вузе.

Кроме того, научно-педагогическая библиотека нашего университета выиграла грант Национального фонда подготовки кадров в размере 300 тысяч долларов на развитие автоматизированной системы. Это первая вузовская библиотека с залами открытого доступа среди педагогических вузов Западной Сибири и вообще всех вузов Алтайского края.

Владимир Михайлович координирует высшее педагогическое образование в регионе, входит в состав коллегии комитета администрации Алтайского края по образованию и коллегии комитета администрации города Барнаула по образованию, является председателем попечительского совета Железнодорожного района по образованию, возглавляет Западно-Сибирское отделение Международной академии наук педагогического образования. В своё время он выступил инициатором создания Алтайского университетского школьно-педагогического округа.

В.М. Лопаткин в 2004 году защитил диссертацию на соискание учёной степени доктора наук по теме «Интегративные тенденции в развитии региональной системы педагогического образования» и сейчас успешно руководит исследованиями аспирантов, тематическими исследованиями по грантам Федерального агентства по образованию, Национального фонда подготовки кадров, Российского фонда фундаментальных исследований. В его копилке более 170 научных и учебно-методических публикаций. И, конечно, Владимир Михайлович продолжает работать со студентами, открывая им удивительный мир звёзд и планет, в который они обязательно пригласят школьников, когда станут учителями физики и астрономии.

Подготовил Олег Харлов